Когда шла речь об искусстве крестьянском, позиция Бакушинского совпадала в общем с концепцией Воронова и Некрасова. Впрочем, мы судим об этом по его рукописи «Русская крестьянская живопись», хранящейся в библиотеке НИИХП. Учитывая, что она написана в 1931 году, разумно предположить, что указанные ученые повлияли на ее автора. Во всяком случае, там, где они еще только подходят к пониманию связей между явлениями и вместо определенных терминов пользуются описанием, Бакушинский дает четкие формулировки. «Русская крестьянская живопись, — пишет он, — как и все крестьянское искусство, в своем содержании и стиле обусловлена укладом крестьянской жизни, ее потребностями, ее экономическими и социальными основами. Это искусство земледельца, еще не вышедшего из примитивных форм своего производства и порожденных им бытовых условий». Он близок концепции этих ученых как в понимании специфики крестьянского искусства, так и в трактовке его художественных качеств. Детальнее некоторые взгляды Бакушинского будут рассмотрены дальше: это удобно сделать в связи с изучением его практической работы. Здесь же отметим еще, что в понимании влияний, которым подвергалось крестьянское искусство в ходе его эволюции, он ближе к Некрасову (с его анализом заимствований), чем к Воронову (который, как говорилось, на раннем этапе исследований не признавал значительных влияний на крестьянское искусство до XVII века).

Русская иконопись, в которой особенно сильно переплелись крестьянская система образов и влияния городские, чужеземные, а главное — являющаяся искусством, требующим высокой специализации, рассматривалась в целом вне рамок крестьянского искусства. Воронов просто не включает ее в круг своих исследований, Некрасов делает ясную оговорку. Дело в том, что оба они не изучали основательно образную систему крестьянского искусства с точки зрения его перехода к кустарной промышленности.