Максимум мирского

0
35

Символика, заключенная в работе нидерландского живописца Яна Ван Эйка (1390-1441) «Портрет четы Арнольфини» (1434 г.) настолько сложна, что историки искусства до сих пор спорят по поводу значения той или иной ее составляющей. Тем не менее почти суверенностью можно сказать, что на оригинале мы наблюдаем сцену скрепления освещенного церковью и законом союза изображенной на портрете пары, каковыми якобы являются Джованни Арнольфини и Джованна Ченами. Любое движение, поза, предмет, находящийся в комнате, подчеркивают мысль о женитьбе. Художник действительно написал на заказ картину к свадьбе.

Спальня молодоженов (на оригинале — в красных тонах).

Ритуальный жест, символизирующий плодовитость.

Единственная брачная свеча, горящая в люстре, напоминает о традиционной иконографии Благовещения.

«Незапятнанное зерцало»

(speculum sine macula) означает чистоту Девы Марии и новобрачной. В зеркале, обрамленном сценами из Страстей Господних, можно увидеть две фигуры — художника и свидетеля бракосочетания.

Фрукты намекают на Грехопадение и служат предостережением от недостойного поведения. Проникающий через окно свет подсказывает, что церемония проходит под неусыпным оком Создателя. Кисть передает игру слов Virgo/Virga, делая акцент на непорочности невесты, а также может расцениваться как намек на «корень жизни» — символ мужской плодовитости и силы. Новобрачных подвергал; ритуальному избиению розгами чтобы Господь благословил супружескую пару многочисленным потомством.

Ван Эйк подписал картину в качестве свидетеля, придав ей законную   силу юридического документа.

В XV веке помолвка в отсутствие священника не была редкостью, она скреплялась рукопожатием. Обещание имело юридическую силу. Жених вполне осознанно поднял другую руку вверх. Вероятно, он собирается накрыть ею открытую ладонь невесты либо хочет осенить себя крестом.

Собака — символ преданности и супружеской верности.