Эпидемия подделок

0
9

Но плох художник, сам себе создающий пугало в образе фотографии и трясущийся перед выдуманным кошмаром.

Так или иначе, фотографобоязнь — все еще не изжитая болезнь новейшего искусства, и принесенные некогда ей в жертву строгий рисунок и ясная форма продолжают оставаться в загоне, ожидая дня своего восстановления в правах. Пока же своеобразная «болезнь левизны» свирепствует в искусстве Германии и в кругах, это искусство направляющих и потребляющих.

В атмосфере, насыщенной ажиотажем, в среде, где искусство только ширма, прикрывающая иную деятельность, только маска, скрывающая действительное лицо, должно было возникнуть явление, естественно и логически отсюда вытекающее. Если так высоко расцениваются произведения великих старых и новых мастеров, если один вновь найденный «Рембрандт» приносит его владельцу целое состояние, то почему бы не попытаться искусственно увеличить число этих находок путем подделок.

Подделки давнее зло художественного рынка, но никогда еще они не превращались в такой бич человечества, каким стали в наше время, ибо никогда соблазн подделывать не был столь велик, как при современных головокружительных рыночных ценах. Естественно поэтому, что искусство подделывания художественных произведений расцвело сейчас особенно пышно, стремительно догоняя, а временами и перегоняя, науку распознавания их. Создается нечто, напоминающее известное в военном деле соревнование в изобретении средств разрушения и в придумывании средств защиты от последних.

Нет музея, в котором не было бы подделок или в лучшем случае ошибочных определений. Вся работа современного передового музея состоит главным образом в исправлении и уточнении этих определений и отделении подделок от подлинников. Бывает, что вещь, приписываемая, скажем, мастеру XVI века, на самом деле исполнена в наше время. Это самый грубый вид подделки, встречающийся, конечно, не так часто, но все же попадающийся не только в частных собраниях или небольших музеях, но и в мировых хранилищах искусства.