Первая мировая воина выбросила Британию из ее уютной идиллии в современный мир, что привело к огромным социальным изменениям. Как и на континенте, было общее ощущение необходимости принятия модернизма. Но победа далась дорогой ценой в экономическом и человеческом смысле. Было потеряно целое поколение мужчин. Экономическая стагнация послевоенных лет вызвала почти полный застой в дизайне и производстве.

Однако появление в 1922 автомобиля «Остин-7» отразило новым послевоенный социальный породою. Он стал первым автомобилем, доступным рядовому потребителю. Другое достижение британскою дизайна 1920-х гг. – шкаф с выдвижными ящиками по проекту Гордона Рассела для Международной выставки современных декоративных и промышленных искусств в Париже (1925). Искусно выполненный лучшими мастерами, этот шкафчик имел уникальные соединения «ласточкин хвост», облицовку из шпона бобовника, ручки черного дерева, латунные петли и отражал приверженность идеалам Движения искусств и ремесел, до сих нор существовавшею в Британии.

Тем не менее в его простой симметричности можно было увидеть первые намеки на британский модернизм. Рассел и другие британские дизайнеры следили за развитием модернизма в континентальной Европе, но главной движущей силой этого направления считали французов. Лишь к концу 1930-х гг., когда многие его участники перед началом Второй мировой войны бежали в Лондон, стало больше ощущаться влияние немецкою Баухауса.

Крах Нью-Йоркской фондовой биржи в октябре 1929 г. имел сокрушительные экономические последствия для многих стран, в том числе и для Британии. В начале 1930-х гг. страна оказалась в тисках экономической депрессии. В 1933 г. уровень безработицы вырос на 20%. По мере ухудшения экономической ситуации финансовые аргументы в пользу современного промышленного дизайна представлялись все более вескими.

Во время так называемою «дьявольского десятилетия» в практику британскою дизайна повсеместно начал внедряться модернизм, а в британской продукции стала заметна машинная эстетка. Процветал социальный идеализм. Частью лексикона британских дизайнеров стали чистые модернистские линии, отражающие индустриальный функционализм. Это можно показать на различных примерах – от новаторского светильника на шарнирно-рычажной стойке Anglepoisc (1932) Джорджа Карвардайна до блестящею бакелитового радиоприемника Ekco АО 65 (1934) Уэллса Коатса. В области графическою дизайна можно назвать новую схему лондонского метронолитена (1933) 1епрн Бека и обложки книг- издательства Penguin (1935) Эдварда Яша, представлявшие сходный целенаправленный дух модернизма. Нависающая угроза войны с Германней требовала пристальною внимания к созданию современною вооружения. Реджннальд Митчел разработал проект знаменитого Supcrmarinc Spitfire – одноместною истребителя, поднявшеюся в воздух в 1936 г.

В 1933 г. для внедрения архитектуры модернизма в Британии была создана Группа современных архитектурных исследований (Tlie Modern Architectural Research Group, пли MARS Group). Среди ее- основателей следует назвать Мортона Шэйда, Уэллса Коатса и Максвелла Фрая. Однако только наплыв архитекторов и дизайнеров авангардистского толка, бежавших из нацистской Германии, – Марселя Upciicpa, Вальтера Гропиуса, Эриха Мендельсона и Сержа Чермаева – способствовал широкому признанию модернизма в Британии.

Эти высокоталантливые дизайнеры-эмигранты работали бок о бок с признанными британскими архитекторами, оставив мощное идеологическое наследие, сохранявшееся и после тот, как они отравлялись к другим берегам, чаще всего в Америку. Лондонская фирма по производству мебели PEL (Practical Equipment Limited), например, выпускала мебель из трубчатого металла, демонстрирующую не только функционализм в стиле Баухауса, но и отказ от идеалов ремесленничества, имевших очень большое значение для развития британского дизайна в первые годы ХХ в. Аналогичная явно модернистская позиция находила отражение и в резких геометрических формах керамики Кейта Мюррея мя фабрики Wedvood, и в дизайне прочной плюшевой ткани «мокет» Энида Маркса для компании Еопсоп Transport. Тем не менее все эти проекты учитывали ремесленные традиции и представляли собой более мягкую, менее строгую форму модернизма. Скандинавский модернизм в 1930-е гг. также испытал сильное влияние британских дизайнеров. Особенно это заметно в творчестве финского архитектора Алвара Аалто, чья культовая гнутая мебель, из клееной фанеры импортировалась в Британию и продавалась фирмой Hnniar Ltd. У этого типа мебели с мягкими, органичными формами не было тревожных тевтонских коннотаций. Ее непосредственное влияние заметно в кресле из клееной фанеры Джераллуда Саммерса (1933-1934).

В 1930-е гг. заметно вырос профессионализм британских дизайнеров. В 1934 г Миша Блэк и Милнер Грей создали Товарищество нромышленного дизайна, из которого выросло Общество по исследованию дизайна. Правительство тоже сознавало важность хорошего дизайна в области промышленного производства и проявляло высокую активность по объединению искусств С промышленностью, что привело к организации в 1933 г. Совета по исксству и промышленности – предшественника послевоенного Совета по промышленному дизайну. К концу 1930-х гг. благодаря блестящей системе образования и неустанной деятельности правительства по пропаганде хорошего дизайна в Бритаиии появилось значителылое количество талантливых профессионалов, готовых творчески решать многие проблемы дизайна, с которыми страна столкнется после объявления войны в 1939 г.